Автор проекта

Александр Соколов

Выпускник Марийского государственного университета. Историк, археолог, этнолог, журналист.

Старший научный сотрудник Центра археолого-этнографических исследований МарГУ.

«Блажен, кто память предков чтит»

(Гёте)

КИШКЭ РОЖ / ЗМЕИНАЯ НОРА

КИШКЭ РОЖ

Ик к?тыз? к?тым к?тэн илэн эрэ. Икана тудо чодраштэ к?тэн коштжыжла рожыш пурэн кайэн, мландэ й?бакэ. Тушто кыраж гай кугу кышкэ кийа. Тудо тушто кэнэж гоч кийэн. Шыжэ шумэкэ тушко кышкэ-шамыч пураш т?налын улыт. Тудо кугу кышкыжэ кышкын онжо улмаш. Тудо рожыштак кугугына к? кийэн. Нышкэ-шамыч пурат да, тудо к?м нулалыт чыланат, иктат нулалдэ ок код. – "Чу, мыйат нулал ончышаш тидэ кум" – манын шона к?т?з?. Нулал онча, тудым нулалмэкэ й?мат ок шу, кочмат ок шу улмаш. К?т?з? кышкэ нулалмэ к?этым нулалын да, кышкэ йылмылан тунэмын, нунын ойлымыштым чыла ынлаш т?налын. Нунын ойлымыштым колышт ила ынтэ тушто. Кэнэж шуэш, кышкэ онэт тыгыдэ кышкэ-шамычлан тунэктэн "Лэкмэкыда вольыкым, айдэмым ида т?калэ" манын луктын колта. Кышкэ шамыч чыланат лэктын кайэн пытат. К?т?зэтым ок колто онэт. Вэс шыже адак шуэш, кышкэ-шамыч адакат пэш шукын пурат. Пэш шуко т?рл? кышкэ-шамыч улыт. Чыла т?рл? кышкэ шкэ сортышт дене, сортышт дене погынэн возыт. Пурмэкышт адакат садыгак к?м нулалыт. Мари тушто кум ий кийа. Кум ий годсэк тудо чыла кышкын йылмыжымат тунэмын. Чыла кышкын ойлымыжым, чыла кайыкын ойлымыжым ынлаш туналын. Кум ий гычын кышкэ он марим луктын колта. Тудо к?т?з? адакат к?т?мак к?таш т?налын. Вольыкшым кэчываллан эрэ ик тумо йубак чымырэн пышта улмаш. Вот икана тудо кэчываллан вольыкшым чумырэн Канаш пышта, шкэат Канаш возэш. Корак тудо тумо вуйыш толын шинчэш. – "Ой мариат, колович ий годсэк к?т?м к?тэн коштэш, тидэ тумо йувалнэ сороковой пэчкэ ден кийшэ шортньым луктын налын ок кэрт", - манэш. К?т?зэт нэрэн вэлэ кийа улмаш. Коракын ойлымыжым чыла колын. Малэн кыньэлеш, к?т?м шалатэн колта. Вара тумо йубалныжэ онча, лачагак сороковой пэчкэ дене ш?ртнь? кийа. Вара тудо оксам луктын налэш, суртым пога, вольыкымат пога, ?дырым налэш. Ватэ пэш таза, к?жг? вэрэштын. Вот икана нуно пар имньэш тарантасым кычкат, пазарыш кайат. Кайшыштла имньэ-шамычэт коктын ойлаш туналыт. – "Мый эрэ чот шупшам, тый отот шупшылыс, шупш чотырак", - маныт. Вэсыжэ ойла "Ончалйан шэнгакэт, тыйын шупшмо могырыштэт могайрак вычкыж ватэ шинча, а мыйын могырышто могай мари, мэ коктынат т?рак шупшына, тыйын могырыштэт к?жг? йэм шинча да садлан тыгэ чот шупшмэтла чучэш", - манэш. Мари тыгэ ойлымым ынла да, воштыл колта. Ватыжэ марийжын воштылмыжлан орэшат" Молан воштыльыч, молан воштыльыч?" – манын йодаш т?налэш. Кышкэт тудлан моло йэнлан каласаш куштэн огыл, каласэт гын пытэт, манын. Марийжэ "так воштыльым" манын ойла. Ватыжэ эрэ йодын, чарнэн огыл, пижын вэлэ.

- Ойлаш гын, ойлаш, вольык-шамычым и крат дене пукшэн кодэм да ижэ ойлэм. Нунылан пукшаш пазарыштэ калачым налам.

Пазар гычын толыт. Марий чывылан пийлан калачым пуа. Пий ок коч, пэш ойгыра. Чывэ, агутан кыдыгэ вэлэ кочкыт. Пийын ончылно калач шултыш тугак кийа. Агутан тудым ужэш.

- Пий, тый калачэтым молан от коч?

- Кочмат ок шу ынтэ, изана вашкэ кола вэт.

- Иза кола гын, ватыжым мола нок кучо. Мыйын луаткок ватэм уло гынат чыла кучэн кэртам, тудын ик ватыжэ вэлэ гынат, тудымат кучэн ок кэрт. Тудлан ойгырашыжат ок шого. Кылатыштыжэ луаткок ш?рынан лупшыжо уло, тундэнэ изиш лупшкэдыл налэш гын, уто огыл. "Адак йодат, адак йодат" манын лупшыжо тудо.

Агутанын тыгэ пийлан тотолэн шогымым Марий колышт шогэн. Клатыш пура, лупшыжым налын лэктэш, ватыж дэкэ п?ртыш пура. – "Адак йодат! Адак йодат! – манын ватыжым лупшаш туналын. Ватыжэ "огым" манмэшкэ тудым кырэн. Тулэч вара Марий дене ватыжэ сайынак илаш туналын улыт.

ЗМЕИНАЯ НОРА

Жил-был один мариец. Всю жизнь он ходил в пастухах. Однажды, бродя за стадом, он случайно провалился в змеиную норму. Глубоко под землей лежала толстая, как бревно, змея. Это была царица змей, которые свились около нее клубком. У входа в нору лежал большой камень, и каждая змея, заползая в нору, лизала его.

«И мне, что ли, попробовать лизнуть этот камень?» - подумал пастух и лизнул его. (Как его лизнешь, не хочется ни пить, ни есть. Так, лизнув камень, змеи проводят всю зиму без еды). После этого мариец стал понимать язык змей и слушать, о чем они говорят между собою.

Настала весна. Толстая змея выпускает на волю остальных и наказывает им, чтобы они не трогали скотину и людей. Так расползлись все змеи. А пастуха царица змей оставила у себя, не выпускает из норы. Опять наступает осень, змеи сползаются и лежат клубками, облизывая камень. Три раза выпускала и впускала царица своих подданных змей. Три года пробыл под землей и пастух, а на четвертый год царица змей выпустила его на волю.

Пробыв так долго в змеином царстве, пастух стал понимать всех птиц и животных. (Все это оттого, что он лизал тот камень). Опять начал мариец пасти стадо и сгонять его к дубу. И сам он всегда ложился отдыхать под этот дуб. Однажды, когда он лежал под дубом, прилетела ворона и прокаркала:

- Эй ты, мариец! Двадцать пять лет пасешь ты стадо, а того не знаешь, что под этим дубом зарыта сорокаведерная бочка с деньгами!

Понял мариец, что прокаркала ворона. Пригоняет он стадо домой, а сам идет за кладом. Порылся в земле под дубом – и впрямь стоит там сорокаведерная бочка с деньгами! Мариец взял себе эти деньги и построил на них дом, надворные постройки, купил лошадь и другую нужную скотину, потом женился. Жена попалась ему здоровая да толстая. Запрягает мужик пару коней в тарантас и едет с женой на базар. Сидит и слушает, о чем говорят лошади между собой.

- Все время я одна везу, тяни сильнее, ты же совсем не тянешь! – говорит одна лошадь другой.

- Оглянись-ка назад, на твоей стороне сидит тоненький, а на моей, смотри, какая толстуха!

Поняв разговор лошадей, мариец не выдержал и засмеялся.

- Почему ты смеешься? – спрашивает жена.

- Просто так, - отвечает муж. – Нельзя говорить об этом, если скажу, то могу тут же умереть.

(Змея велела ему не рассказывать о том, что он понимает язык животных).

- Хоть умри, да скажи! – пристала к нему жена.

- Ну, ладно, так и быть, скажу, но сначала я должен купить на базаре корм своей скотине и покормить ее. Кроме того, надо купить собаке калач и курам пшеницы.

Накупил мариец всякого корму для своих животных, но собака не притрагивается к калачу. Только кошка и петух едят вовсю.

- Почему ты не ешь? – спрашивает петух собаку.

- Могу ли я есть, когда наш хозяин должен сегодня же умереть. Мне не до еды! Ведь он собирается открыть жене запрещенную тайну.

- Так пусть умирает, - говорит петух, - не стоит горевать о таком ничтожном человеке. У меня вот двенадцать жен, и то я с ними справляюсь, держу их в повиновении, а он с одной женой не может справиться! У него в амбаре висит плетка о двух концах. Взял бы он эту плетку, да начал бы лупить жену, да приговаривать:

- Не спрашивай о том, чего нельзя спрашивать, не приставай к мужу!

Выслушал пастух весь этот разговор и не медля пошел в амбар, взял плетку и вошел в избу.

- Скажешь ли ты, наконец, отчего ты смеялся? – закричала жена.

- Опять ты пристаешь ко мне! – крикнул муж и начал бить жену.

Он бил ее плеткой до тех пор, пока она не сказала:

- Не буду тебя больше спрашивать о том, чего спрашивать нельзя!

И с тех пор они зажили хорошо и мирно.