Автор проекта

Александр Соколов

Выпускник Марийского государственного университета. Историк, археолог, этнолог, журналист.

Старший научный сотрудник Центра археолого-этнографических исследований МарГУ.

«Блажен, кто память предков чтит»

(Гёте)

ЛЕВАШЁВ (ЛЕВАШОВ) Николай Васильевич

ЛЕВАШЁВ (ЛЕВАШОВ) Николай Васильевич (? -1844 год).

Общественный деятель, московский дворянин, лесопромышленник и помещик, один из крупнейших землевладельцев Марийского края.

В Макарьевском уезде ЛЕВАШЁВЫ имели в Галибихинской, Богородской, Воскресенской, Нестиарской волостях Нижегородской губернии18425 десятин удобной земли (жили в деревне Галибиха).

Владельцы усадьбы в Галибихе (название происходит от слова «галиба» - «победительница») ЛЕВАШЁВЫ - Николай Васильевич и Екатерина Гавриловна - были не просто заботливыми хозяевами, но высокообразованными людьми. В их московском доме на Новой Басманной улице, известном светском салоне, бывали в гостях Вяземский, Жуковский, Белинский, Герцен и Чаадаев (труды последнего хозяйка пыталась одно время опубликовать). Бывали в левашёвском доме декабристы М.Ф.Орлов и А.Н.Раевский; сама Екатерина Гавриловна приходилась двоюродной сестрой И.Д.Якушкину. «Образованная и умная женщина, — как писал о радушной хозяйке Андрей Иванович Дельвиг, двоюродный брат поэта, лицейского друга Пушкина, сам добрый пушкинский знакомец, — она и умела занимать всех посещавших ее и вести свою многочисленную прислугу в порядке, не употребляя ни крика, ни телесных наказаний». Муж ее, Николай Васильевич, «был добрый человек», читал постоянно французские газеты или играл в шахматы, более молчал, и жена его умела делать так, что и он казался человеком образованным». Когда у ЛЕВАШЁВЫХ появились дети (всего их было шестеро, в том числе две дочери - Лидия и Эмилия), то Белинский, попавший в опалу и лишившийся своего имущества, долго проживал у них во флигеле, обучая их детей. Николай Васильевич находился в тесной дружбе с Антоном Дельвигом, лицейским другом Пушкина. За его двоюродного брата барона Андрея Дельвига, инженера путей сообщения,  в 1838 году он выдал замуж Эмилию. дочерей. А два года спустя вышла замуж и Лидия — за отставного офицера графа Николая Сергеевича Толстого, близкого родственника Льва Толстого.

Вообще, ЛЕВАШЁВЫ впервые появились в соседнем с Галибихой селе Богородском 1804 году, вместе с селом Воскресенским принадлежавшем с середины XVII века «ветлужскому царьку» Петру Собакину, жестокому крепостнику-самодуру, о выходках которого в местных краях до сих пор ходят легенды. В 1831 году Николай ЛЕВАШЁВ, участник войны 1812 года, отставной гвардии поручик купил у сына Собакина, камергера, имение в Богородском. По рассказам старожилов, из кухни вел подземный ход на левый берег Ветлуги, к конюшням. По-над крутыми обрывами шел липовый парк. На реке была пристань и пароходик для лесосплава. Кроме того, барин построил в селе свечной и водочный заводы. А потом в 1840 году он решил разбить усадьбу в ближней деревне Галибиха — очень уж красивым ему показалось место, и именно его зять Андрей Дельвиг выбрал место для строительства, начертил эскизы двух домов, частично спроектировал парк и составил смету. Правда, впоследствии, когда отношения между тестем и зятем испортились, Дельвиг с женой уехал в Москву, где занялся научно-практической деятельностью, руководил устройством водопроводов в Москве и Нижнем Новгороде и стал известен как выдающийся гидротехник, инженер-генерал и сенатор.

Сын бывшего нижегородского вице-губернатора Николай Сергеевич Толстой (троюродный брат великого писателя) впервые приехал в Богородское в 1839 году вместе с сестрой Александрой Сергеевной, подругой Лидии и Эмилии. Позади у него была школа гвардейских подпрапорщиков и недолгая служба в лейб-гвардии Волынском полку, стоявшем в Кронштадте (рвения к службе Толстой не проявил). За жениха Лидии Николай Васильевич гостя признавать не желал — по причине невысоких умственных достоинств и плохого характера Толстого. Дельвиг свидетельствовал: Николай Сергеевич имел обыкновение длинно говорить («заговаривал» слушателя), отличался узким кругозором, во время игры с Николаем Васильевичем в шахматы постоянно устраивал ссоры; женщин не любил и «не придавал никакой важности брачному союзу». Тем не менее в мае 1840 года в Богородском была сыграна свадьба — как ни странно, с согласия Николая Васильевича. Если верить Дельвигу, Толстой рассчитывал увеличить свои доходы благодаря имению Лидии Николаевны. И ему это со временем удалось.

Кстати, именно второй зять ЛЕВАШОВЫХ – Толстой, после отъезда Дельвига из Галибихи и занимался дальнейшим строительством усадьбы, а после него (он также уехал в результате разлада с тестем) их сыновья Вячеслав и Валерий. Они построили для себя два дома, которые так и назвали - Славин и Валерин, следуя семейной традиции с легким оттенком сентиментальности: Старым был назван самый первый дом, Белым - самый поздний.

В целом ЛЕВАШОВЫ были гуманными правителями: поддерживали хорошие отношения со своими крепостными, их дети общались с крестьянскими, которым преподавался французский язык и прочие науки. По вспоминаниям Антона Дельвига, высшей наградой было «название почетного крестьянина. Затем следовала выдача похвальных листов и просто письменная и словесная благодарность. Наказания же состояли из словесных и письменных выговоров, денежных штрафов и, взамен еженедельного отвратительного сечения розгами, выставка крестьянина к позорному столбу на определенное число часов и засим сечение допускалось только в самых крайних случаях».

Умерла Екатерина Гавриловна в 1839 году; Николай Васильевич пережил ее на пять лет. До конца жизни он не оставлял забот по имению, хотя больших способностей по управлению хозяйством не имел.

Дочери Эмилии ЛЕВАШЁВ отписал в черновом прошении деревни с центром в Галибихе, Лидии досталось Богородское. Потом, правда, Николай Васильевич изменил решение: Дельвигам отдал Богородское, Толстым — Галибиху.

Но с последними, после ссоры приведшей к их отъеду из Галибихи, Николай Васильевич всяческие отношения прервал… Только после смерти ЛЕВАШЁВА-старшего Эмилия и Николай Сергеевич Толстые вернулись в Галибиху. Тогда и проявились дарования Николая Сергеевича как незаурядного хозяйственника: он занялся выращиванием полевых культур, размолом зерна, торговлей; в Москве стали выходить его статьи и книги по хозяйству Макарьевского уезда. Заняв пост первого председателя земской управы, Толстой выделил средства на постройку больницы в селе Воскресенском, а также прививал крестьянам высокую культуру ведения хозяйства. В своей книге «Заволжская часть Макарьевского уезда Нижегородской губернии», изданной Московским университетом в 1852 году, он с гордостью писал: «Я научил крестьян печь хлеб с половинною примесью картофеля, делать муку из него, кормить им скотину». В своей же усадьбе барин имел оранжерею, в которой выращивал апельсины, лимоны, виноград…

После революции усадьба ЛЕВАШЁВЫХ постепенно стала разрушаться. Барские дома варварски грабили мужики: что могли, то выносили и продавали с молотка. Мебель, которую не удалось вынести: рояль, буфеты - разрубали топором и выбрасывали.

Сами супруги к этому времени давно уже были похоронены в фамильном склепе ЛЕВАШОВЫХ близ Казанской церкви в селе Богородском. В советские годы склеп ЛЕВАШОВЫХ подвергался разграблению и сейчас находится в разрушенном состоянии, так же как и Казанская церковь, относившаяся когда-то к их имению.

К счастью, в Галибихе сохранился усадебный парк, где собран богатейший состав деревьев и кустарников. Кроме 150-летних лип, кедров и лиственниц, здесь можно встретить сосну Веймутова, тополь серебристый, декоративную форму серой ольхи с рассеченными листьями, а также сирень и боярышник. Этот парк оказался таким протяженным и богатым, что его не сумели уничтожить за сто последних жестоких лет. Хотя во время войны на дрова срубили пихты, позднее - фамильный дуб ЛЕВАШОВЫХ, а в недавние застойные годы - столетние вязы.